August 19th, 2011

БЕЛАЯ ПОЭМА

В тот день была объявлена война.
Ходасевич

1

Стоять, ты наш зелененький, стоять,
стоять, браток... Вот эдак и поймать
себя воспоминанием на стыдном
сюсюканьи, почти совокупленьи
с таким холодным и таким не женским
предметом, дурно пахнущим соляркой.

Застать себя в двух метрах от стены
хрустально-идиотской, в белом прахе
бетона, среди груды мокрых досок,
каких-то арматур. Узреть себя
внутри костра, поскольку отраженье
как чудо в том нетронутом стекле.

Пристрастнее, чем сорок тысяч братьев,
и безнадежней дряблого персека
над телом комсомолки, и скромнее
растлителя Лолиты, и быстрей,
чем в том году (ты помнишь?) получилось
у нас с тобой под дождиком таким же,

теперь под бу-бу-бу-бу Б.Курковой
застать себя оглаживающим
симвóл совка – так искренно, так нежно –
в толпе, но кто заметит? Столь мгновенно
прикосновенье пальцев к телу танка.
Родименький, зелененький, стоять!

Collapse )

План-панорама Петербурга 1913 года









Ретушь А. Ч.  22 августа 2011.
Картинка кликабельна! (Только щелкнуть надо раза три.)
Подробные пояснения к плану см. здесь:

http://www.aroundspb.ru/maps/spb1913_panorama/spb1913_panorama.php
Однако пользоваться картинкой по ссылке не советую: на ней  многократно растиражированана "водяная" реклама.

Помянем


Фото с первой полосы напечатанного 21 августа 1991 г. в Прибалтике спец-выпуска МН.

Вчера выложил в ЖЖ аксонометрический план Питера 1913 года. Почему-то захотелось именно его отмыть от потертостей на сгибах и водяных знаков непрошенной рекламы.

А потом вспомнил, что 91-м, когда эту карту издали репринтом, я раздаривал ее московским друзьям. И утром 19 августа повесил за спиной Лены, секретарши Егора Яковлева в "Московских новостях" (я тогда там работал собкором по Питеру и вечером 18 августа приехал в Москву). Казалось, что если эти подонки ворвутся, стрелять в такую красоту не будут. А на стол девушке поставил купленные внизу, в переходе на Пушкинской, красные розы. Чтобы совсем было убедительно.
А сам спустился на первый этаж печатать листовки. Их потом клеили на броню танков.

После это комнатка, где стояли три ксерокса (по коридорчику направо, вторая после проходной), иногда снилась. И даже не сама она, а железные решетки на окнах.

Значит, страшно все же было.

Выкладываю в картинках первый послепутчевый номер «Московских новостей».
Я предложил Егору Яковлеву напечатать там тексты двух тогдашних моих друзей (сегодня их на этом свете уже нет, нет и Егора Владимировича). На 10 полосе запись рассказа о путче Собчака, на последней 16-й – дневник из осажденного парламента юриста Сагадата Хабирова.
Collapse )