?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
БУНТ ПЕРСОНАЖЕЙ ПРОТИВ АВТОРА. СЕМИСОТАЯ ПОПЫТКА
andrey_trezin
Только что по "Культуре" закончился английский телефильм о том, что Шекспир -- не Шекспир.
Для тех, кто верил его жуликоватым авторам, извлекаю из архива свою старую заметку, написанную три года назад на ту же животрепещущую тему:
...
Однажды я сильно обидел одну тонкую и образованную молодую даму, любительницу драматургии Шекспира и поэзии Ломоносова. Дама отказала Шекспиру в праве происходить из семьи перчаточника (впоследствии, впрочем, мэра Стрэтфорда, женатого на состоятельной провинциальной дворянке владельца поместья и соискателя дворянского герба), а я невежливо поинтересовался, говорили ли ей, что она – расистка (пусть всего лишь социальная, а не классическая, расовая)?
Судя по бурному бурлению, выяснилось, что не говорили.
Перескажу ту заметку про Шекспира. Но с добавлениями. Все-таки минули годы.
«Бунт персонажей против автора» – так после войны Ахматова говорила о маргинальных попытках доказать, что Шекспира не было (знаю от В. Д. Берестова).
7 мая 1956 Юрий Домбровский сообщал театральному режиссеру Леониду Варпаховскому: «Пишу повесть о Шекспире “Вторая по качеству кровать” (это о его смерти и взаимоотношениях с женой, которой он из всего своего имущества завещал только эту “кровать”)».
Время было романтическое, оттепельное. Домбровский в своей повести, видимо, многое угадал. Но в те годы (в годы царствования Пастернака и Лозинского) и в голову не могло прийти, что официально завещанная нелюбимой супруге «вторая по качеству кровать в доме» – это стёб, одна из тех громовых шекспировских шуток, которыми брызжут  его пьесы, и которые, как правило, с таким трудом опознаются шекспироведами.
У великого поэта при всем английском его юморе было чисто русское чувство стёба. Он как знал, что вымороченные ножки той несчастливой супружеской кровати по наследству достанутся Илье Гилилову.
То, как это произошло, – доподлинный гимн чванливой нашей глупости.
В 1785 году (через полтора с лишним века после смерти драматурга) преподобный Джеймс Уилмот сделал устное заявление, мол, настоящим Шекспиром был не иначе как Фрэнсис Бэкон. (Какой бес попутал священника, на этом свете мы вряд ли узнаем.) Прошло еще более полувека. В 1848 году в романе полковника Джозефа Харта («Романе о прогулке на яхте») соображения Уилмота получили обоснование. Узнав из жизнеописания Шекспира в «Кабинетной энциклопедии» Дионисия Ларднера о непристойностях в сочинениях классика, Харт предположил, что Шекспир «покупал или добывал тайком» чужие пьесы, дабы «приправлять их непристойностями, сквернословием и грязью».
Главный аргумент был по-полковничьи сокрушительным: благородный человек не мог опуститься до непристойностей, а неблагородный (да еще без университетской степени!) не мог написать шекспировские пьесы. (Полковник сам был хороших кровей, и, кстати, обладал ученой степенью – состоял патентованным юристом.)
В 1856 году в статье американки Делии Бэкон настоящим автором шекспировских произведений был вновь назван Фрэнсис Бэкон. В конце того же года исследовательница провела ночь в церкви Святой Троицы в Стратфорде. Она твердо намеревалась вскрыть могилу Шекспира, но, в конце концов, осуществить свое предприятие не решилась. Свою уверенность в причастности собственного предка к «шекспировской проблеме» американка изложила в книге «Раскрытая философия пьес Шекспира» (1857).
В 1885 г. было основано Английское Бэконовское общество, издававшее журнал, а в 1892 г. такое же общество создано в США. Начались поиски анаграмм, криптограмм и прочие великие радости мелкого обывателя. По каким-то своим соображениям к антистратфордианскому движению примкнули даже Марк Твен и Зигмунд Фрейд.
(Ну, действительно, разве мог бы Толстой написать «Войну и мир», если б не его графский титул? Значит, некто Шекспир просто участвовал в заговоре. А кто и с какой целью этот заговор затеял, предстояло установить.)
Поскольку дело обнаружения «подлинного автора» оказалось весьма приятным и прибыльным, возникли и другие кандидаты в Шекспиры – граф Дерби, граф Эссекс, королева Елизавета, Кристофер Марло (убитый в 1593 г.), граф Оксфорд и граф Рэтленд.
Главное доказательством того, что Шекспир из Стратфорда-на-Эйвоне – это драматург Шекспир – упомянутые в его завещании имена Джона Хемингса и Генри Конделла. Это два актера и пайщика шекспировской труппы, друзья поэта, каждому из которых была завещана символическая сумма в 26 шиллингов 8 пенсов «для покупки траурных колец». (Что такое эти кольца мы не знаем – то ли венки, то ли траурные повязки, но понятно, что этим поэт назначал их распорядителями на своих похоронах.) И именно Хемингс и Конделл издали в 1623 году Первое фолио – наиболее авторитетное собрание пьес и сонетов своего товарища. Есть еще надпись на стратфордском памятнике, одна на латыни, сравнивающая Шекспира с великими деятелями древности, другая на английском, где он превозносится именно как писатель. Есть строки Джонсона в Первом фолио, в которых Шекспир назван «сладостным лебедем Эйвона».
…Я всего лишь пересказал одну страницу из оксфордской «Шекспировской энциклопедии» Стенли Уэллса (русское издание: М., 2002; перевод А.Шульгат), добавив лишь пару собственных соображений.
Ничего нелепей этой истории не вообразить.
Однако бунтующие против Автора персонажи серьезны и последовательны.
«Вторая по качеству кровать» – для них не стёб над нелюбимой женой, а свидетельство мелочности завещателя. А ломаная подпись на завещании (такой почерк был у Лихачева после смерти дочери и у моего отца после его первого инсульта) – свидетельство малограмотности.
С теми, кто полагает, что строка в завещании «моей супруге – вторую по качеству кровать в доме» говорит о скаредности и низком интеллектуальном уровне покойного, спорить бесполезно. Я это понял в начале 2000-х на одной из московских шекспировских конференций. Говорил тогда и про Ахматову, и про поставленный ею диагноз, обращаясь персонально Илье Гилилову, тогда еще здравствующему. И не забуду тех полных высокомериях глаз «ученого секретаря Шекспировской комиссии», в которых ясно читалось: «Мудак ты, парень. Сам нищий, так не мешай бизнесу солидных и успешных людей».
За прошедший год по интересующей нас теме в сети появились две блистательные заметки Григория Кружкова, не оставляющие ни шанса персонажу Гилилова:
Но бунтующий персонаж и не почешется. Расизм многолик. И практически бессмертен, пока санврач Онищенко на голубом глазу может предложить ввести запрет на въезд в Россию таджиков. (А как же? Они ведь болеют туберкулезом…) На том же основании закрыть российские тюрьмы доктору-расисту в голову не приходит.
Даже обидно, что в одном наша социальная расистка оказалась права. Цитирую:
Поскольку начальным воспитанием ребенка традиционно ведают женщины, мать Шекспира, обучая сына дисциплине и надлежащим манерам, несомненно, вложила в его голову мысль о благородном родстве. Независимо от степени, Уильям по крови и плоти был потомком древних графов Уорикшира, Арденов из Арденского леса. Пусть отпрыск младшей ветви и по женской линии, Шекспир не мог не почувствовать своей кровной причастности к шестисотлетней истории арденского рода, столь тесно связанной с его малой родиной — Уорикширом. Будучи, в сущности, полукровкой, Уильям должен был ощутить эту причастность особенно остро. Ведь ему — Шекспиру, а не Ардену — надлежало всем своим поведением показывать, что в его жилах течет кровь одного из древнейших дворянских родов королевства.
    То, что Шекспир гордился своей арденской кровью, становится хорошо понятно, если вспомнить Арденский лес из пьесы «Как вам это понравится». Этот сказочный мир, в котором происходят подлинные чудеса, практически является не просто местом действия, а одним из героев комедии. Хотя действие, как заявлено, происходит во Франции (там действительно тоже есть местность под названием Арденны), нет сомнения в истинно английском характере шекспировского леса. Арден — колыбель рода его матери, его собственная родина, земля, принадлежавшая поколениям и поколениям его предков. Нет ничего удивительного в том, с какой любовью нарисовал ее Шекспир.
    Неудивительно и то, что, получив дворянство, Шекспир (от имени отца) запросил Геральдическую палату о праве объединить свой свежеполученный герб с древним гербом рода Арденов. Такое право было ему дано, хотя Шекспир, видимо, счел благоразумным им не воспользоваться. Ровно через два года после этого случился маленький геральдический скандал, направленный против герольда, выдавшего дворянский герб какому-то актеришке Уильяму Шекспиру. Вероятно, опасность еще большего скандала из-за герба Арденов заставила Шекспира отказаться от права объединить свой герб с материнским.
15 ноября 2011


"она расистка (пусть всего лишь социальная, а не классическая, расовая)"

По-моему, подобное расширение понятий до безбрежного размера лишает их какого-нибудь смысла и ведет к образованию очередного новояза - набора десемантизированных слов, главная функция которых - носители эмоциональной нагрузки.

Вы безусловно правы. Однако данное употребление окказионально и на вхождение в словарь не претендует. Правы Вы и в том, что это риторический прием, цель которого эмоциональный выплеск.

Вот за это технари гуманитариев и не любят. Что у технаря враньё, то у гуманитария риторический приём.

Среди списков студентов, с которыми граф Оксфордский учился в Италии, были Розенкранц и Гильдестерн... Граф Оксфордский был одним из образованейших людей своего времени, а Уил Шекспер не завещал семье ни одной книги...

Тоже мне доказательство.
Известно, что Шекспир встречался с литературными дилетантами из дворян, вроде Оксфорда, в дружекой компани.
Представим себе сцену за кружкой эля:
- Эй, Оксфорд, я сейчас пишу пьесу из жини датчач. Не знаешь ли каких-нибудь датских фамилий.
- О! Розенкранц и Гильдестерн.
- Подойдут.

Дело в том, что граф Оксфордский сам был нехилым графоманом и охотно публиковал произведения под СОБСТВЕННЫМ именем, которые по качеству и в подметки шекспировским сонетам не годятся.
Так что на шекспиры не тянет.

Edited at 2015-02-27 05:36 pm (UTC)

Насчёт траурных колец.
По обычаю близкие умершего должны были около года соблюдать траур, в частности носить чёрную одежду и особого вида украшения - кольца с изображением черепов, скелетов и гробов.

глубина мысли автора поражает. но это же чернов (много чем известный еще с 70-х), не удивительно, к тому же чернов, не имеющий возможности познать Шекспира в подлиннике.
особенно умиляет рассечение гордиева узла относительно 2-й по качеству кровати.
ЭВРИКА! это - чисто шейкспировский стёб((((
а пипл хавает

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Граф Оксфорд входил в высшую аристократию, а Шекспир даже дворянином не был. Их статус просто не соизмерим, представить, что Оксфорд будет "вспоминать" студиозусов для Шекспира трудновато. У актеров тогда со статусом вообще проблемы были, они могли числиться в свите кого нибудь из вельмож, иначе действовал указ о бродягах. По культуре был довольно неплохой фильм по этому поводу, название к сожалению забыл.

(Deleted comment)
Не убедили. Шекспир, конечно, был , но не оксфордец. Автор несольких первоклассных пьес и сонетов - безусловно, аристократ.Остальные десятка два-три пьес сочинены другими людьми.Попытки опровергнуть гипотезу Гилилова несостоятельны.
А почему приложен отрывок перевода "Р. и Дж."? Автор переводчик? Желаю успеха. Меня тошнит от перевода Пастернака, постоянно навязываемого, где Пастернака много, а Шекспира почти нет.

нет там Шекспира никакого у Пастурнака.Очевидно,пересказывал существующий перевод
и противоречил собственно словам Шекспира

Чтобы понять, почему так непохоже, что тот самый Шекспир был драматургом, необходимо сначала представить старую версию его биографии. Отец Шекспира Джон когда-то процветал, но однажды для него наступили тяжелые времена, и молодой Уильям попал в тяжелое финансовое положение. Тем не менее он поступил в Стратфордскую грамматическую школу, где изучал латынь и классическую литературу. Когда ему было восемнадцать лет, молодая женщина по имени Анна Хатуэй забеременела от него. Уильям был обязан жениться на ней, и через несколько месяцев она родила ребенка. Через два с половиной года у нее родилась двойня. Таким образом, Уильяму не было еще и двадцати одного года, как у него на попечении оказались жена и трое детей.

У нас нет данных о его деятельности или местожительстве на протяжении следующих шести лет, но в начале 1590 года он оказался в Лондоне среди труппы бродячих актеров. Уильям был хорошим актером, но вскоре приступил к сочинению пьес и стихов. К 1598 году он уже был признан лучшим из всех английских писателей, живущих или уже умерших. Шекспир прожил в Лондоне около двадцати лет, в течение которых написал по меньшей мере тридцать шесть пьес, 154 сонета и несколько поэм. За несколько лет он стал преуспевающим человеком и в 1597 году смог приобрести дорогой дом («Новое место») в Стратфорде. Семья Уильяма всегда жила в этом городе без него, но он продолжал поддерживать ее. Странно, но Шекспир не опубликовал ни одной из своих великих пьес.

Но не страдающие щепетильностью издатели, понимая свою коммерческую выгоду, выпустили пиратские издания едва ли не половины из них. Хотя в пиратских изданиях текст частенько был искажен, Шекспир ни разу не сделал попытки вмешаться. Около 1612 года, когда ему было сорок восемь лет, он вдруг бросил писать, вернулся в Стратфорд и снова стал жить с женой. Умер Шекспир в апреле 1616 года. Похоронили его во дворе церкви. На камне на его предполагаемой могиле нет имени покойного. Однако немного позже на стене неподалеку появился монумент. За три недели до смерти Шекспир написал завещание, оставив большую часть своего состояния старшей дочери Сюзанне. Она и ее потомки продолжали жить в «Новом месте» до тех пор, пока в 1670 году не умер последний из них.

Следует отметить, что добрая часть приведенной выше биографии является чистыми предположениями со стороны биографов-ортодоксов. Например, не существует ни одной записи, свидетельствующей, что Шекспир когда-либо учился в Стратфордской грамматической школе. Ни один ученик и ни один учитель никогда не заявляли, что были одноклассниками или преподавателями знаменитого драматурга. Также неясно, играл ли он когда-нибудь в театре.

Тем не менее на первый взгляд официальное повествование, возможно, звучит правдоподобно. Однако как только мы рассмотрим биографию повнимательнее, сразу возникают большие проблемы. Первая — упомянутая даже большинством биографов-ортодоксов — заключается в том, что у нас так мало информации о жизни Шекспира, гораздо меньше, чем ожидалось иметь о такой выдающейся личности. Пытаясь объяснить эту удивительную скудость данных, некоторые иногда говорят: «Он жил почти четыреста лет назад. Естественно, большинство его документов и документов о нем утеряно». Но эта точка зрения сильно недооценивает количество информации, которое мы имеем о том времени, когда жил Шекспир. Он жил не на задворках страны и не в эпоху варваров, а в Англии в период правления королевы Елизаветы I, хорошо отраженный в документах. Тогда существовала печатная пресса, письменные материалы были обычным делом, и многие граждане умели читать и писать. Конечно, много бумаг утеряно, но несколько миллионов подлинных документов той эпохи сохранилось. Из большого интереса к Уильяму Шекспиру целая армия ученых проследила историю трех поколений в поисках данных, разыскивая информацию о самом знаменитом в мире литературном гении. В процессе исследований они открыли стопы бумаг с информацией почти о каждом серьезном поэте того времени — и о менее серьезных тоже. Но все, что им удалось обнаружить о Шекспире, это около трех дюжин незначительных ссылок, ни одна из которых не описывает его как поэта или драматурга!

продолжение

Мы знаем несравнимо больше о жизни Фрэнсиса Бэкона, королевы Елизаветы I, Бена Джонсона или Эдмонда Спенсера, чем о жизни Шекспира. В самом деле, мы знаем гораздо больше даже о таком незначительном поэте, как Джон Лайли, чем о Шекспире. Контраст с Исааком Ньютоном — самым выдающимся научным гением — особенно ошеломляющий. У нас есть много тысяч подлинных документов как самого Ньютона, так и документов о нем — он, так же как и Шекспир, приехал из маленького английского городка. Правда, Ньютон появился на свет на семьдесят восемь лет позднее Шекспира. Но у нас есть также гораздо больше информации о Галилее (родившемся в один год с Шекспиром), о Микеланджело (родившемся на восемьдесят девять лет раньше) или даже о Боккаччо (родившемся в 1313 году), чем о Шекспире. Относительной проблемой является тот факт, что, живя в Лондоне, великий драматург оставался фактически незаметным. Предположительно Шекспир провел около двадцати лет в Лондоне (1592–1612). Но мы не можем найти ни одной записи на протяжении всех этих двадцати лет, свидетельствующей, что кто-то видел великого актера и драматурга во плоти. Когда люди видели знаменитого актера Ричарда Барбейджа или встречались с драматургом Беном Джонсоном, они отмечали это как важное событие. Но если кто-нибудь в Лондоне в течение двадцати лет великой деятельности Шекспира видел его на сцене, или беседовал с ним о поэзии, или переписывался с ним, или встречал его либо в гостях, либо на улице, то он не посчитал такую встречу достойной упоминания!

Единственным приемлемым объяснением приведенных выше фактов является то, что имя «Уильям Шекспир» было псевдонимом, использованным автором в успешной попытке скрыть свою личность, и что те люди, которые встречались с ним, не знали, что перед ними великий Уильям Шекспир. (Очевидно, что Шекспир, чье имя было так похоже, не мог скрыться за таким псевдонимом.) Возможно, еще более серьезной проблемой в официальной биографии является отношение Шекспира к Стратфорду-на-Эйвоне. Хотя он предположительно является величайшим английским писателем — и хорошо известным актером вдобавок, — никто в его родном городе, похоже, не осознавал, что живет рядом с известным человеком, не замечал в нем ничего необычного! Это тем более странно, если вспомнить, что Шекспир покидал Стратфорд бедным, а вернулся весьма состоятельным, — перемена, которая естественно должна была вызвать интерес у друзей и соседей. Факт остается фактом — в течение всей жизни Шекспира никто из его друзей или соседей в Стратфорде — даже никто из его семьи! — никогда не считал Шекспира актером, драматургом, поэтом и вообще литератором какого-либо ранга!

Хорошо, а как насчет рукописей пьес, написанных почерком Шекспира? Конечно, они доказывают, что он был их автором. К сожалению, рукописей пьес, написанных его почерком, не существует, как не существует ни одного раннего наброска, ни одного фрагмента, ни одного неопубликованного или незаконченного произведения. Фактически, если не брать в расчет шесть подписей на юридических документах, нет ничего, что было бы написано почерком Шекспира. Ни записок, ни блокнотов, ни меморандумов, ни дневников. Не сохранилось ни одного личного или делового письма. (Даже в работах его ранних биографов не упомянуто ни строчки, написанной почерком великого писателя.) Если судить по записям, может показаться, что Шекспир не только не был автором литературных произведений — он был малограмотен или даже вообще безграмотен! В связи с этим можно отметить, что родители, жена и дети Шекспира были неграмотными. Человек родителей не выбирает, а супругу себе Шекспир мог выбрать по другим достоинствам, нежели умение читать. Но все же трудно поверить, будто отец, для которого написанное слово значило так много, позволил бы своим дочерям вырасти неграмотными. Если Шекспир действительно был Шекспиром, тогда он единственный выдающийся автор в истории, чьи дети — и это известно — не умели читать и писать.


(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)

Иногда, споря со снобами.

Напоминаю, что чудесный Эзоп был рабом, а неповторимый Высоцкий - "актёришкой". Не говоря уже о Гомере, который был неизвестно кем.
Главное, что никто из современников не сомневался в авторстве Шекспира. А за автора памфлета о "птице в вороньих перьях" издателю пришлось извиняться.

Re: Иногда, споря со снобами.

Высоцкий не Шекспир.Вы сами можете стать бомжом,например,присмотреть ломаный контейнер или коробку от холодильника,или питаться одним шоколадом и бананами.Можете купаться в проруби.А герцогов гораздо меньше,чем негерцогов,и просто рыцарей.
И Шекспир не дожность.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
больше всего попадалось насчёт Мерло,ньюпастернака.Его,Джонсона,Бэкона широкие читательские массы могут найти в районной библиотеке.
Но тут два непреодолимых препятствия.
Все они печатались при жизни и по своим фамилиям.
Шекспир не был напечатан ни разу.
И главное - берём любой текст Шекспира,открываем,где откроется,
читаем,что попадётся на глаза.Ни одной подобной фразы не найдём
у Мерло,Джонсон был без претензий.Бэкон очень достойный,но это
не то.Как у Шекспира-"останусь в стихах своих",ещё-"луна светила бы,
коль знала,где свет занять"

(Deleted comment)
(Deleted comment)
что в итоге=автор в тот самый,шекспировский,момент и в том же месте,очевидно,существовал такого масштаба.Всеми современниками,кроме двух актёров-им то было точно известно,игнорировался.И спустя сотни лет факт существования автора
испытывает отторжение и нападки.Все же те,кого с удовольствием бы признали за авторов
Шекспира,печатались легко и много,но ни одной шекспировской строчки

Интересная теория. Нет, правда занимательно. Хотя я все же придерживаюсь мнения, что Шекспир существовал на самом деле.

А вы читали самого Илью Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире»? Знаете, выглядит, как точнейшее математическое доказательство, как стройный курс общей физики - это толстая книжка, лишённая всякой эмоциональной окраски, настоящий образец кропотливого научного исследования.

Сначала подходишь к чтению с прохладцей и скепсисом. Я согласилась читать только уступив уговорам крайне дорогого для меня человека: "Опять выискали очередного самозванца! Ну ладно уж, почитаю ради тебя этот бред, с меня не убудет." Потом, после прочтения 10% уже соглашаешься - ну да, вполне логично, очень убедительная версия. После 20% уже уверен - ну да, да, вижу, уже всё очевидно, теперь мы точно знаем, кто писал под псевдонимом "Шекспир", спасибо учёному - о чём тут ещё так длинно писать?!

Но автор не останавливается, он разбирает возражение за возражением, факт за фактом, деталь за деталью и они все удивительно гармонично укладываются в его картину. Прямо творческое наслаждение испытываешь, когда читаешь. Как пазлы - мелкие детали из хаоса каждая встаёт на своё место и становится очевидно, что это именно её место. И дотошно и педантично укладываются все до единой, хотя давно уже итак понятна картина в целом! Как нейрохирург, который правильно соединяет одно за другим тончайшие соединения, и безжизненный было орган начинает шевелиться и жить, исполняя все свои функции.

Эти бурления будут продолжаться до тех пор, пока, как у Саймака, не привезут на машине времени из прошлого Шекспира, чтобы он прочитал лекцию на тему "Писал ли я шекспировские пьесы". Да и после этого, наверное, будут продолжаться.


у нас здеся

фсе - рассисты!
здеся -Рассия.