andrey_trezin (andrey_trezin) wrote,
andrey_trezin
andrey_trezin

Category:

Новости «Тихого Дона»

Вынести из мавзолея Сталина оказалось куда легче, чем исторгнуть из русской литературы картонную мумию Михаила Александровича Шололова, маленького плагиатора и большого друга чекистов (от знаменитого расстрельных дел мастера Болотова до сами знаете кого).

В докомпьютерную советскую эпоху трудно было доказать, что «Тихий Дон» написан Федором Крюковым. (Попытки предпринимались, но они мало кого убедили.)

И распространить без интернета подобного рода доказательства было тоже нереально. Заранее должен извиниться за то, что чтение будет лингвистическо-специфическим, для кого-то и муторным (из серии "многобукоф"). Но сначала ссылки на уже выложенное мною в сети (это помимо нескольких книжных, бумажных публикаций).

Прозу и публицистику Федора Крюкова читайте здесь:
http://fedor-krjukov.narod.ru/index.htm
Словарь параллелей с "Тихим Доном":
http://fedor-krjukov.narod.ru/slovar.htm
Моя заметка из «Новой газеты» о параллелях прозы ФК и "Тихого Дона":
http://fedor-krjukov.narod.ru/o_KRJUKOVE/Chernov_o_KRJUKOVE.htmИ, конечно, -- «О трудах и заботах шолоховеда Феликса Кузнецова»:
http://fedor-krjukov.narod.ru/antikuznetcov.htm
Материалы на моем сайте:
http://chernov-trezin.narod.ru/TitulSholohov.htm

Итак, заметка первая:
ПАХОТЬ И ПАХОТА.
пашня и работа на ней  

По ДС па’хоть – «то, что пахалось», но тут же приведена отсылка: «то же, что пахани’на». А паханина по ДС – пахотная земля, пашня и одновременно – пахота. Традиция неразличения слов «пахоть» и «пахота» началась еще с Толстого: «По плужной пахотѣ и вовсе нельзя было проехать…» [Л. Н. Толстой. Анна Каренина (1878)].

Однако в электронном «Национальном корпусе русского языка» видим и совсем иную картину: часть авторов полагает, что «пахоть» и «пахота» два разеых слова, а потому в родительном падеже получаем: «Поля зачернели полосами пахоти под зябь» [Г. П. Данилевский. Воля (1863)].

И вот еще два случая с «различением»: «Иной бы подумалэто пахоть; ноги уходили вглубь, клейкая грязь лепилась на них по полпуду...» [А. А. Бестужев-Марлинский. Письма из Дагестана (1831)]; «Я бросился к своему автомобилю, но к ужасу увидел, что машина, работая на холостом ходу, стоит, врезавшись передними колесами в пахоть» [П. Н. Врангель. Записки (1916–1921)].

При этом в некоторых диалектах наблюдается и обратная картина:

По СРНГ па’хоть – 1. Вспашка земли, пахота Клин. Моск. 1910 (это может быть или особенностю говора, или ошибка лексикографа). Но при этом тут же:

2. Пахотная земля, пашня, вспаханное поле, участок Пск., Осташ. Твер. 1855, Дон. и др.

С семантическим неразличением мы имеем дело и в следующей статье СРНГ:

Па’хота, пахо’та, пахота’ – 1. Разбиванье, разрыхление комьев глинистой почвы… 2. Время вспашки Арх., Тул. и др. 3. Участок (или участки) пашни, принадлежащий одному владельцу Перм. 1856, Олон.

Федор Крюков сам с измальства пахарь и слова «пахоть» и «пахота» различает: «…теперь, как только мы поднялись на изволок, и вместо голых вербовых рощиц раскинулась перед нами безбрежная пахоть…» («Около войны». 1914). Для Крюкова пахоть – пашня, земля, а пахота всегда – трудовой процесс: «И с очень давних времен обывательские мысли нашего уголка прочно прикованы к военной службе. Подготовка к ней, т. е. забота о снаряжении, о приобретении коня, оружия, обмундирования также обыденна для нашего обывателя, как пахота, покос, молотьба, забота об одежде, обуви, о крестинах и похоронах» («В глубине») и пр.

Сравним в «Тихом Доне»: «короткие взлеты мотыг, падающих на серую пахоть» (ТД: 1, XVI, 79); «Откуда ни возьмись, забрел в хлеба табун скота: ископытили, в пахоть затолочили грузные колосья» (ТД: 1, XX, 98); «Тот бежал, [прижим] приподняв рукой шашку, вихляя [съ обутыми] ногами по кочковатой пахоти» (ч. 3, черн., с. 47)”». Однако в издании исправлено: «Тот бежал, приподняв рукой шашку, вихляя ногами по кочковатой пахоте» (ТД: 3, VIII, 296). При этом в кн. 3 в правильном написании: «Шли мимо пахоти…» (ТД: 6, XLVI, 294).

 

ДРУГИЕ ПРАВИЛЬНЫЕ НАПИСАНИЯ В ТД:

 

«короткие взлеты мотыг, падающих на серую пахоть» (ТД: 1, XVI, 79);

«ископытили, в пахоть затолочили грузные колосья"  (ТД: 1, XX, 98);

«а к весне в пахоту чем быков будешь правдать?..»  (ТД: 2, VIII, 156);

«исподволь готовился к пахоте...» (ТД: 2, XV, 190);

«– Шея-то потоньшела у тебя, как у быка после пахоты…» (ТД: 5, XIV, 282);

«…стал дергать сено похуже, с бурьяном (доброе он всегда приберегал к весенней пахоте)» (ТД: 6, XIII, 118);

«–…Но с вами… мы будем идти вместе, как быки на пахоте, плечом к плечу» (ТД: 6, XXIV, 180);

 

«шепотом говорили о подступавшей весенней пахоте» ТД: 6, XXXVI, 231) и пр.

 

НАПИСАНИЯ С НЕРАЗЛИЧЕНИЕМ СЛОВ «ПАХОТЬ» И «ПАХОТА»::

 

«Дружно будем пахать землю для новой жизни и боронить ее, землю, будем, чтобы весь старый сорняк, врагов наших, выкинуть с пахоты!» (ТД: 6, XXIV, 180).

 «Григорий нарочно направил жеребца через пахоту, и за те небольшие минуты, в которые жеребец, спотыкаясь и качаясь, пересекал пахоту, в сердце Григория остывал охвативший его охотничий пыл» (ТД: 2, XVII, 204);

«на свежей, отливавшей бархатом пахоте (Там же);

«старая сука, пытаясь остановиться, чертила задом бугристую пахоту» (Там же);

«Черный громадный клуб насевших на волка собак, качаясь, проплыл по пахоте...» (Там же);

«падая с седла на мякоть пахоты» (Там же);

«Неудержно летел навстречу черный клин пахоты» (ТД: 3, V, 273);

«По ту сторону чернела пахота...»  (ТД: 3, VIII, 298);.

«Возле небольшого клина суглинистой невеселой пахоты…» (ТД: 3, VIII, 300);

«Дорога, обегая перелесок, скрывалась в холмистой исполосованной квадратами пахоты равнине» (ТД: 4, XXI, 186);

 

«Там, где, как замерзшие волны, бугрится серебряная от снега пахота…» (ТД: 6, XIX, 147) и пр.


При этом в «Донских рассказах» Шолохов использует только слово «пахота» (в обоих значениях). Слово «пахоть» не употреблено ни разу, только «пахота» (и пашня, и процесс):

– «за бугром, за пахотой» («Родинка»);

– «на бугре пахота» («Путь-дороженька»);

– «к пахарям бежит, на пахоте спотыкается» («Коловерть»);

– «Трактор ломил пахоту в колено, качаловцы ковыряли кое-как, по-дедовски» («Двумужняя»);

– «– Ты, батя, сроду так... Ну, рази это пахота? Это увечье, а не работа!» («Червоточина»);

– «–…Гляжу, полозит мой Аникей по пахоте» («Лазоревая степь»);

– «просвечивала сквозь снег пахота» («Батраки»).

 

Ровно та же картина и в «Поднятой целине».

 

Первая книга: «возле зяблевой пахоты»; «Он хочет дрянненькое зимою скормить, а хорошее оставить к пахоте»; «– Гляди, – говорит, – чтоб к пахоте кошелку яиц нанесли…»; «площадь весенней пахоты в Гремячем Логу»; «о нормах дневной выработки на пахоте»; «не готова ли к пахоте и севу земля»; «готовилась к пахоте»; «отовя землю для сева колосовых, пахоту крайне необходимо было тщательно проборонить»; «пока кончат пахоту»; «–…Что ты там будешь делать до конца пахоты?»; «У меня пахота гибнет, а я тут буду?..»; «Давыдов пошел к ближайшей клетке пахоты»; «–Это пахота? Это земле чесотка, а не пахота!»; «–…вместо трех с половиной вершков пахоты портит землю, пашет полтора вершка»; «основы пахоты на быках»; «–…Через это и больших клеток бычиной пахоте нельзя делать!»; «–…За пахоту бригаде от правления колхоза большевистское спасибо!»; «бежал по пахоте»; «возле быков и пахоты»; «на всем пространстве недавно углисто-черной пахоты».

 

Вторая книга: «–…Не уедешь ты, Агафон, с пахоты подобру-поздорову»; «стояла против него на пахоте»; «не улыбалась перспектива обходить пахоту либо три километра спотыкаться по пашне»; «на черной пахоте»; «вышел с пахоты»; «с пахоты вернулся поздно»; «взял Давыдова под руку, тихонько увлекая к пахоте»; «шли к пахоте»; «уходящую вдаль пахоту» «поперек сырой пахоты»; «пахота неровная, как будто подросток пахал»; «на пахоте надо быть душевным человеком»; «возились на пахоте»; «–…Ты думал, я твою пахоту мерил спроста?»; «окруженная зеленью трав, пахота лежала, как огромное, развернутое во всю ширь полотнище черного бархата»; «на черной пахоте»; «–…Пахота – это тебе не воскресное игрище…»; «без меня ни пахота, ни покос не обойдутся»; «с весенней пахоты»; «–…с весны работала с ним на пахоте, и он пахал лучше всех и больше всех»; «познакомился с тобой весной на пахоте».

 

У Шолохова, как, впрочем, и у нескольких поколений его редакторов, лишь самые поверхностные представления и о крестьянском быте, и о русском языке. В «Тихом Доне» мы имеем дело не с последовательным неразличением слов «пахоть» и «пахота», а с присутствием одновременно двух систем – крюковской («различающей») и условно-толстовской («неразличающей»).

Поскольку у Крюкова мы ни разу не встретили «неразличения», можно заключить, что начальный крюковский текст подвергся безграмотной редактуре то ли Шолоховым, то ли его редакторами.

Tags: Новости «Тихого Дона»
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments