Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА. I АКТ. 1 СЦЕНА (ЦЕЛИКОМ)

Уильям Шекспир
РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

трагедия в пяти актах

Хор

В Вероне, где почтенных два семейства,
Деля наследье распрей родовых,
Друг дружке мстят за прежние злодейства,
Кровь горожан пятнает руки их.

Хранители обид неутоленных,
Отцы семейств, затеют новый спор,
И только гибель их детей влюбленных
Однажды похоронит тот раздор.

В сюжет двухчасового представленья
Вплетет любви оборванный сюжет
Подробности пугливого томленья
И всю тщету родительских сует.

И то, о чем преданье умолчало,
Увидим сами с самого начала.

АКТ I. СЦЕНА 1

Верона. Площадь
Входят Самсон и Грегори. Каждый с мечом и круглым щитом.


Самсон

Моё слово такое: дровишек не подбрасывать.

Грегори

Да разве ж мы истопники?

Самсон

А вынудят – вынем мечи из ножен.

Collapse )

Япона-мать. (Из "Азбуки стёба")

Япона-мать – она же Японский бог и Японский городовой. Как обмолвился в советское время один из популярных телекомментаторов: «На дистанции японский лыжник Хировато. М-да… И бежит не очень».
Поговорка «Японский городовой» родилась после того, как в японском городе Оцу 11 мая 1891 года юного Николая Александровича Романова ударил по голове саблей тридцатишестилетний полицейский Цуда Сандзо.
Гиляровский по этому поводу хохмил:

Происшествием в Оцу
Опечален царь с царицей.
Тяжело читать отцу ,
Что сынок побит полицией.

Цесаревич Николай,
Если царствовать придётся,
Никогда не забывай,
Что полиция дерётся.

В 1905-м леваки сочинили пародию на государственный гимн:

Боже, Царя возьми.
Нам Он не нужен.
В лоб Он контужен
Япон-ца-ми…

То есть инцидент в Оцу помнили. И объясняли им причины русско-японской войны.
Еще одно эхо того происшествия:
В начале 1930-х моего деда перевели служить в Свердловск. Однажды, как вспоминал мой отец, его родители пошли в дом Ипатьева. И присоединились к экскурсии (это были какие-то военные), которую проводил кто-то из участников расстрела царской семьи. Палач щеголял в папахе цесаревича Алексея. Папаха была маленькая, детская, поэтому ее пришлось расшить и вставить спереди клин. Почему-то алый. После слов «Как я выстрелил, так головешка его и разлетелась», бабушка сказала «Мясник!», и они с дедом ушли. Их никто не остановил.