Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

НУЛИ ФИЛОСОФА ШЕСТАКОВА

Цитата: «Как пояснил корреспонденту «Фонтанки» после заседания Совета <по культурному наследию при правительстве СПб> Вячеслав Шестаков, все высказанное во время обсуждения только убедило его в правильности экспертизы. “С предложенным нами названием «территория Охтинского мыса от 5 века до 20» согласились, временной период тоже возражений не вызвал, границы – хоть все и возмущались, но в итоге назвали те же, что прописаны у нас – по паспорту 1998 года, – развел он руками”». 

Это написала Елена Алексеева.
http://www.fontanka.ru/2011/10/18/163/
И сразу – полдюжины перепостов.
С философской точки зрения, конечно, не важно, какой на дворе век.
Но с точки зрения исторической все ж есть крохотная разница между 5 веком новой эры и 5 ТЫСЯЧЕЛЕТИЕМ ДО НОВОЙ ЭРЫ.
Именно такую дату заселения Охтинского мыса установил археолог Петр Сорокин. Газпромовские эксперты ее просто переписали. (Как и всё прочее, кроме выводов, рекомендующих застроить археологические памятники элитным жильем и хозяйственными постройками). А нанятый Газпромом на организацию «госэкспертизы» и привлекший для этого трех неархеологов философ Шестаков лишь подтвердил, что не дал себе труда вникнуть в глубину культурного слоя Охтинского мыса. Ему, надо думать, было не до того. Он, надо полагать, считал совсем другие цифры и с другим порядком нулей.Collapse )
p.s. В "экспертизе" есть ссылка на отчет археологов 2008 года, где якобы сказано, что сохранность памятников "фрагментарная". Это подтасовка. Такое предположение было выдвинуто после шурфовки 1998 г. А в 2008-м стало ясно, что памятники сохранились практически целиком (в плане, разумеется). Интересно, как эту наперсточную дурку философ Шестаков собирается защищать в суде, которым он со страха пригрозил всему Совету по культурному наследию?

Прогулки с Гегелем. (Из "Азбуки стёба")

Лихачев говорил мне, что Синявский пишет «камерную, то есть тюремную прозу». И пояснял: в тюрьме все чувства притупляются, даже зрение. Всё серо и тускло, а потому требуется рассказ более яркий, чем это нужно на воле, где в красках и чувствах недостатка нет.
...Ну так я про «Прогулки с Пушкиным».
Абрам Терц заявил: «Содержание Пушкина – пустота».
У, как же тут все взвились... Collapse )

Гегель. (Из "Азбуки стёба")

Гегель. В шутке физиков «Гегель украл у Канта вещь» (иногда наоборот: «Кант украл у Гегеля…»), как ни странно, есть доля истины. Только не вещь, а диалектическую триаду. И не у Канта, а у Фридриха-Вильгельма Шеллинга, который сформулировал принцип любого эволюционного процесса вот в таком виде:

Теза → антитеза → синтез

Гегельянцы учат, что каждый новый синтез становится для следующей триады новой тезой. В качестве «классического» принято приводить такой пример: зерно – колос – зерна в колосе.
Но где же здесь диалектическое развитие и обещанный скачок количества в качество? Было одно зерно, получили много, однако никакой диалектики из процесса простого воспроизводства не следует.
Математические аддитивные ряды* опровергают заблуждение о синтезе, становящемся новой тезой, столь же решительно, как сама диалектика опровергает схоластику. Традиционное начало ряда Фибоначчи 1 + 1 = 2, но, чтобы дойти до 3, необходимо вернуться на шаг назад: 1 + 2 = 3. То есть, сделав два шага от тезы к синтезу, мы, чтобы продолжить движение вперед, вынуждены на шаг отступить. При этом прежняя антитеза оборачивается новой тезой, а прежний синтез превращается в антитезу . Только тогда триадная цепочка не распадается на отдельные звенья и развитие не прерывается. И только так с каждой следующей триадой мы получаем величины, пропорции которых все более приближаются к золотому идеалу. Эта данность любого аддитивного ряда и означает, что триада Шеллинга – философский аналог аддитивности.
Поскольку связь аддитивности (а, значит, и золотого сечения) с шеллинговской триадой не была установлена, в золотом сечении нередко видят лишь заурядный геометрический фокус. На самом деле, золотое сечение – что-то вроде реликтового излучения самой эволюции. О чем, собственно, и говорит его восходящая к рекуррентным рядам родословная.
Спертую Гегелем триаду вскоре взял на вооружение Карл Маркс (и построил на ней свой «Капитал»).
Что из этого получилось – известно каждому.
Но «Мы диалектику учили не по Гегелю» – обронил Маяковский. А Джордж Сантаяна уточнил: «Два крыла младогегельянства схлестнулись в смертельной битве под Сталинградом».

--------------
* Аддитивность (от лат. additivus – прибавляемый) – свойство величин, состоящее в том, что при любом разбиении объекта на части значение соответствующей целому величины равно сумме величин, соответствующих его частям. Например, аддитивность объёма означает, что объём целого тела равен сумме объёмов составляющих его частей. Аддитивностью числовых рядов называется ситуация, когда каждый последующий член ряда равен сумме двух предыдущих.